Православный Волгоград

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Православный Волгоград » Богослужения и Таинства » Таинство Покаяния


Таинство Покаяния

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

В православном катехизисе дается следующее определение этого Таинства:
Покаяние есть Таинство, в котором исповедующий грехи свои, при видимом изъявлении прощения от священника, невидимо разрешается от грехов Самим Иисусом Христом.

Это Таинство называют вторым Крещением. В современной Церкви оно, как правило, предшествует Таинству Причащения Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа, поскольку приготавливает души кающихся к участию в этой Великой Трапезе. Необходимость в Таинстве Покаяния связана с тем, что человек, ставший христианином в Таинстве Крещения, омывшем все его грехи, продолжает грешить по немощи человеческого естества. Эти грехи отделяют человека от Бога и ставят между ними серьезную преграду. Может ли человек преодолеть этот болезненный разрыв своими силами? Нет. Если бы не было Покаяния, человек не смог бы спастись, не смог бы сохранить обретенное в Таинстве Крещения единение со Христом.
Покаяние - это духовный труд, усилие согрешившего человека, направленное на то, чтобы восстановить связь с Богом, чтобы быть причастником Его Царства. Покаяние подразумевает такое духовное делание христианина, в результате которого совершённый грех становится ему ненавистным. Покаянное усилие человека приемлется Господом как самая большая жертва, самое значимое его каждодневное делание.
В Священном Писании Покаяние является необходимым условием для спасения: если не покаетесь, все так же погибнете (Лк. 13; 3). И оно с радостью приемлется Господом и угодно Ему: так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии (Лк. 15; 7). В непрерывной борьбе с грехом, продолжающейся всю земную жизнь человека, бывают поражения и порой тяжкие падения. Но после них христианин должен вновь и вновь вставать, каяться и, не поддаваясь унынию, продолжать свой путь, потому что милосердие Божье бесконечно.
Плод покаяния - примирение с Богом и людьми и духовная радость от открывшейся человеку причастности к жизни Божьей.
Прощение грехов подается человеку через молитву и священнодействие священника, которому от Бога в Таинстве Священства дана благодать прощать на земле грехи. Покаявшийся грешник получает в Таинстве оправдание и освящение, а исповеданный грех полностью изглаживается из жизни человека и перестает разрушать его душу.

Видимая сторона Таинства Покаяния заключается в исповедании грехов, приносимом кающимся Богу в присутствии священника, и в разрешении грехов, совершаемом Богом через священнослужителя.
Это происходит следующим образом.
1. Священник читает предварительные молитвы из чинопоследования Таинства Покаяния, побуждая исповедников к чистосердечному раскаянию.
2. Кающийся, стоя перед крестом и Евангелием, лежащими на аналое, как перед Самим Господом, устно исповедует все свои грехи, ничего не скрывая и не оправдываясь.
3. Священник, приняв эту исповедь, покрывает голову кающегося епитрахилью и читает разрешительную молитву, через которую именем Иисуса Христа разрешает кающегося от всех тех грехов, в которых он исповедался.
Невидимое действие благодати Божией состоит в том, что кающийся, при видимом свидетельстве прощения от священника, невидимо разрешается от грехов Самим Иисусом Христом. В результате этого исповедник примиряется с Богом, Церковью и собственной совестью и освобождается от наказаний за исповеданные грехи в вечности.

Установление Таинства Покаяния
Исповедь как главнейшая часть Таинства Покаяния, совершалась со времен апостолов: Многие же из уверовавших приходили, исповедуя и открывая дела свои (Деян. 19; 18).
Обрядовые формы совершения Таинства в апостольский век не были разработаны в деталях, но основные компоненты литургико-богослужебной структуры, присущие современному чинопоследованию, уже существовали. Они были следующими.
1. Устное исповедание грехов перед священником.
2. Поучение пастыря о покаянии сообразно с внутренним устроением принимающего Таинство.
3. Ходатайственные молитвы пастыря и покаянные молитвы кающегося.
4. Разрешение от грехов.

Если исповеданные кающимся грехи были тяжкими, то могли назначаться серьезные церковные наказания: временное лишение права участвовать в Таинстве Евхаристии; запрещение присутствовать на собраниях общины. За смертные грехи - убийство либо прелюбодеяние - не раскаявшихся в них публично извергали из общины. Грешники, подвергнутые такому суровому наказанию, могли изменить свое положение только при условии искреннего покаяния.
В древней Церкви существовало четыре разряда кающихся, отличающихся степенью строгости наложенных на них епитимий.
1. Плачущие. Они не имели права входить в храм и должны были, оставаясь в любую погоду у паперти, со слезами просить молитв у идущих на богослужение.
2. Слушающие. Они имели право стоять в притворе и благословлялись у епископа вместе с готовящимися ко Крещению. С ними же слушающие при словах "Оглашеннии, изыдите!" удалялись из храма.
3. Припáдающие. Они имели право стоять в задней части храма и участвовать с верными в молитвах о кающихся. По окончании этих молитв они получали благословение епископа и выходили из храма.
4. Купностоящие. Они имели право стоять вместе с верными до конца Литургии, но не могли причащаться Святых Тайн.
Покаяние в первохристианской Церкви могло совершаться как публично, так и тайно. Публичная Исповедь была неким исключением из правил, поскольку назначалась лишь в тех случаях, когда член христианской общины совершал тяжкие грехи, которые сами по себе были достаточно редки.
Исповедание тяжких плотских грехов делалось публично, если было точно известно, что человек их совершил. Происходило это лишь тогда, когда тайная Исповедь и назначенная епитимья не приводили к исправлению кающегося. Отношение к таким смертным грехам, как идолопоклонство, убийство и прелюбодеяние в древней Церкви было очень строгим. Виновные отлучались от церковного общения на долгие годы, а иногда и на всю жизнь, и лишь близкая смерть могла стать причиной того, что епитимья снималась и грешнику преподавалось Причастие.
Публичное Покаяние практиковалось в Церкви до конца IV века. Его отмена связана с именем Константинопольского Патриарха Нектария († 398), который отменил должность пресвитера-духовника, занимавшегося делами публичного Покаяния. Вслед за этим постепенно исчезли степени Покаяния, и к концу IX века публичная Исповедь окончательно ушла из жизни Церкви. Это, произошло по причине оскудения благочестия. Такое сильнейшее средство, как публичное Покаяние, было уместно, когда строгость нравов и ревность по Боге были всеобщими и даже "естественными". Но позже многие грешники стали избегать публичного Покаяния из-за связанного с ним стыда. Другой причиной исчезновения этой формы Таинства явилось то, что грехи, открываемые всенародно, могли послужить соблазном для недостаточно утвержденных в вере христиан. Таким образом, тайная Исповедь, также известная с первых веков христианства, стала единственной формой Покаяния. В основном, вышеописанные изменения произошли уже в V веке.
В настоящее время при большом стечении исповедников в некоторых храмах совершается так называемая "общая Исповедь". Это нововведение, ставшее возможным из-за недостатка храмов и по другим, менее значимым причинам, - неправомерно с точки зрения литургического богословия и церковного благочестия. Следует помнить, что общая Исповедь - отнюдь не норма, а допущение, обусловленное обстоятельствами. Поэтому, даже если при большом стечении кающихся священник проводит общую Исповедь, он должен перед чтением разрешительной молитвы дать возможность каждому исповеднику высказать наиболее отягощающие его душу и совесть прегрешения. Лишая прихожанина даже такой краткой личной Исповеди под предлогом нехватки времени, священник нарушает свой пастырский долг и унижает достоинство этого великого Таинства.

Приготовление к Исповеди
Приготовление к Исповеди заключается не столько в том, чтобы возможно полно вспомнить свои грехи, сколько в том, чтобы достигнуть состояния сосредоточенности и молитвы, при которых грехи станут для исповедника очевидны. Кающийся, образно говоря, должен принести на Исповедь не список грехов, а покаянное чувство и сокрушенное сердце. Перед Исповедью нужно попросить прощения у всех, перед кем считаешь себя виновным.
Начинать готовиться к Исповеди (говеть) надо за неделю или по меньшей мере за три дня до самого Таинства. Эта подготовка должна состоять из определенного воздержания в словах, мыслях и поступках, в пище и развлечениях и вообще в отказе от всего, что мешает внутренней сосредоточенности. Важнейшей составляющей такой подготовки должна стать сосредоточенная, углубленная молитва, способствующая осознанию своих грехов и отвращению к ним.
В чине Покаяния для напоминания пришедшим к Исповеди их грехов священник читает перечень самых значимых прегрешений и страстных движений, присущих человеку. Исповедник должен внимательно его слушать и еще раз отмечать "про себя" то, в чем обличавшего совесть. Подойдя же к священнику после этой "общей Исповеди", кающийся должен исповедать те грехи, которые он совершил.
Грехи, исповеданные и отпущенные священником ранее, повторять на Исповеди не следует, поскольку после Покаяния они становятся "якоже не бывшие". Но если с момента предыдущей Исповеди они были повторены, то каяться необходимо снова. Исповедаться необходимо и в тех грехах, которые были забыты ранее, если они сейчас вдруг вспомнились.
Каясь, не следует называть соучастников или тех, кто вольно или невольно спровоцировал грех. Человек в любом случае сам отвечает за свои беззакония, совершенные им по слабости или нерадению. Попытки переложить вину на других приводят лишь к тому, что исповедник усугубляет свой грех самооправданием и осуждением ближнего. Ни в коем случае не следует пускаться в долгие рассказы об обстоятельствах, приведших к тому, что исповедник "вынужден" был совершить грех. Надо учиться исповедоваться так, чтобы Покаяние в своих грехах не подменять житейскими разговорами, в которых основное место занимают восхваление себя и своих благородных поступков, осуждение близких и жалобы на трудности жизни. С самооправданием связано преуменьшение грехов, особенно со ссылкой на их повсеместность, мол, "все же так живут". Но очевидно, что массовость греха нисколько не оправдывает грешника.
Некоторые исповедники для того, чтобы не забыть от волнения или несобранности совершенных грехов, приходят на Исповедь с их письменным перечнем. Этот обычай хорош, если исповедник искренне раскаивается в своих грехах, а не формально перечисляет записанные, но не оплаканные беззакония. Записку с грехами сразу же после Исповеди нужно уничтожить.
Ни в коем случае нельзя пытаться сделать Исповедь комфортной и пройти через нее без напряжения своих духовных сил, говоря общие фразы, типа "во всем грешен" или затемняя неприглядность греха общими выражениями, например, "грешен против 7-й заповеди". Нельзя, отвлекаясь на мелочи, умалчивать о том, что действительно тяготит совесть. Провоцирующий такое поведение на Исповеди ложный стыд перед духовником губителен для духовной жизни. Привыкнув кривить душой перед Самим Богом можно потерять надежду на спасение. Малодушный страх всерьез начать разбираться в "трясине" своей жизни способен прервать всякую связь со Христом. Такое устроение исповедника становится также причиной преувеличения им своих грехов, которое отнюдь не безобидно, поскольку приводит к искаженному взгляду на себя и на отношения с Богом и ближними.
Надо внимательно пересмотреть всю свою жизнь и освободить ее от ставших привычными грехов, например, от сквернословия, когда человек перестает замечать, что произнесение грязных слов - для него уже норма. Неумеренное употребление пива, вина, курение, а то и пристрастие к наркотическим веществам несовместимы с духовной жизнью. Грехи блуда и прелюбодеяния, легкое отношение к которым "удачно" формируются средствами массовой информации, не являются ничего не значащими грехами! Наоборот, побочные связи женатых людей и распущенность в отношениях с женщинами холостых мужчин - это смертные грехи, за которые в древней Церкви существовали строжайшие наказания. Писание прямо называет их тяжкие последствия: Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники - Царства Божия не наследуют (1 Кор. 6; 9,10).
Не надо думать, что убийство нерожденного плода (аборт) также является "небольшим грехом". По правилам древней Церкви сотворившие такое наказывались также, как и убийцы человека.
Нельзя из ложного стыда или застенчивости скрывать на Исповеди какие-то постыдные грехи, иначе это утаивание сделает отпущение остальных грехов неполноценным. Следовательно, Причастие Тела и Крови Христовых после такой Исповеди будет в "суд и осуждение".
Весьма распространенное деление грехов на "тяжкие" и "легкие" очень условно. Такие привычные "легкие" грехи, как бытовая ложь, грязные, хульные и похотливые помыслы, гнев, многоглаголание, постоянные шутки, грубость и невнимательность к людям в случае их многократного повторения парализуют душу. Легче отказаться от тяжкого греха и чистосердечно в нем покаяться, чем осознать пагубность "мелких" грехов, ведущих к порабощению человека. Известная святоотеческая притча свидетельствует о том, что убрать груду мелких камней гораздо труднее, чем передвинуть равный им по весу большой камень.
Исповедуясь, не следует ждать "наводящих" вопросов от священника, нужно помнить о том, что инициатива в Исповеди должна принадлежать кающемуся. Именно он должен делать духовное усилие над собой, освобождаясь в Таинстве от всех своих беззаконий.
Рекомендуется, готовясь к Исповеди, вспоминать то, в чем обычно обвиняют исповедника другие люди, знакомые и даже незнакомые, а особенно близкие и домашние, поскольку очень часто их претензии справедливы. Если же кажется, что это не так, то и здесь просто необходимо принимать их нападки без озлобления.
После того как воцерковление человека доходит до определенной "точки", у него возникают проблемы иного порядка, связанные с Исповедью. Та привычка к Таинству, которая возникает в результате многократного к нему обращения, порождает, например, формализацию Исповеди, когда исповедаются потому что "так нужно". Сухо перечисляя грехи истинные и мнимые, такой исповедник не имеет главного - покаянного настроя. Это случается, если исповедовать вроде нечего (то есть человек просто не видит своих грехов), но надо (ведь "необходимо причаститься", "праздник", "давно не исповедовался" и т. д.). Такой настрой обличает невнимательность человека к внутренней жизни души, непонимание своих грехов (хотя бы только и мысленных) и страстных движений. Формализация Исповеди приводит к тому, что человек прибегает к Таинству "в суд и в осуждение".
Очень распространена проблема подмены на Исповеди своих действительных, серьезных грехов грехами мнимыми или маловажными. Человек часто не понимает, что формальное исполнение им "обязанностей христианина" ("вычитать правило", "не оскоромиться" в постный день, "сходить в храм") являются не целью, а средством к достижению того, что сам Христос определил словами: По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13; 35). Поэтому, если христианин постом не ест продуктов животного происхождения, а своих сродников "угрызает и снедает", то это - серьезный повод усомниться в его верном понимании сути Православия.
Привыкание к Исповеди, как и к любой святыне, ведет к тяжелым последствиям. Человек перестает бояться оскорбить Бога своим грехом, потому что "всегда есть Исповедь и можно покаяться". Такие манипуляции с Таинством всегда очень плохо кончаются. Бог не наказывает человека за такое настроение души, он просто отворачивается от него до времени, поскольку никто (даже Господь) не испытывает радости от общения с человеком двоедушным, не честным ни с Богом, ни со своей совестью.
Человеку, ставшему христианином, необходимо понять, что борьба со своими грехами будет продолжаться у него всю его жизнь. Поэтому нужно со смирением, обращаясь за помощью к Тому, кто может эту борьбу облегчить и сделать его победителем, упорно продолжать этот благодатный путь.

Условия, при которых исповедник получает отпущение грехов
Покаяние - это не просто словесное исповедание грехов перед священником. Это духовное делание кающегося, направленное на то, чтобы получить Божественное прощение, уничтожающее грех и его последствия. Это возможно при условии, что исповедник
1) сокрушается о своих грехах;
2) твердо намерен исправить свою жизнь;
3) имеет несомненную надежду на милосердие Христа.

Сокрушение о грехах. В определенный момент своего духовного развития человек начинает чувствовать тяжесть греха, его неестественность и пагубность для души. Реакцией на это становится скорбь сердца и сокрушение о своих грехах.
Но это сокрушение кающегося должно проистекать не столько из страха наказания за грехи, сколько из любви к Богу, которого он оскорбил своей неблагодарностью.

Намерение исправить свою жизнь. Твердое намерение исправить свою жизнь является необходимым условием для получения прощения грехов. Раскаяние же только на словах, без внутреннего желания исправить свою жизнь ведет к еще большему осуждению.
Святитель Василий Великий рассуждает об этом же следующим образом: "Не тот исповедует грех свой, кто сказал: согрешил я, и потом остается во грехе; но тот, кто, по слову псалма, "обрел грех свой и возненавидел". Какую пользу принесет больному попечение врача, когда страждущий болезнью крепко держится того, что разрушительно для жизни? Так никакой пользы от прощения неправд делающему еще неправду, и от извинения в распутстве - продолжающему жить распутно".

Вера во Христа и надежда на Его милосердие. Примером несомненной веры и надежды на бесконечное Божье милосердие может служить прощение Петра после его троекратного отречение от Христа.
Из Священной истории Нового Завета известно, например, что за искреннюю веру и надежду Господом была помилована Мария, сестра Лазаря, омывшая слезами ноги Спасителя, помазавшая их миром и отершая их своими волосами (См.: Лк. 7; 36-50). Был помилован и мытарь Закхей, раздавший пол-имения нищим и вернувший тем, кого он обидел, в четыре раза больше отнятого (См.: Лк. 19; 1-10). Величайшая святая Православной Церкви, преподобная Мария Египетская, будучи много лет блудницей, глубоким покаянием так изменила свою жизнь, что могла ходить по водам, видела прошлое и будущее, как настоящее, и была удостоена общения с ангелами в пустыне.
Знак совершенного Покаяния выражается в чувстве легкости, чистоты и неизъяснимой радости, когда исповеданный грех кажется уже просто невозможен.

Епитимьи
Епитимья (греч. эпитимион - наказание по закону) - добровольное исполнение кающимся - в качестве нравственно-исправительной меры - тех или иных дел благочестия (продолжительная молитва, милостыня, усиленный пост, паломничество и т. п.). Епитимья назначается духовником и не имеет значения наказания или карательной меры, не подразумевая лишения каких бы то ни было прав члена Церкви. Являясь лишь "врачевством духовным", назначается с целью искоренения навыков греха. Это урок, упражнение, которое приучает к духовному подвигу и рождает стремление к нему.
Подвиги молитвы и добрых дел, назначаемые в качестве епитимьи, должны быть по сути своей прямо противоположны тому греху, за который они назначены: например, подверженному страсти сребролюбия назначаются дела милосердия; человеку невоздержанному назначается пост сверх положенного для всех; рассеянному и увлекающемуся мирскими удовольствиями - более частое хождение в храм, чтение Священного Писания, усиленная домашняя молитва и тому подобное.

Возможные виды епитимьи:
1) поклоны во время богослужения или чтения домашнего молитвенного правила;
2) молитва Иисусова;
3) вставание на полунощницу;
4) духовное чтение (Акафисты, Жития святых и др.);
5) сугубый пост;
6) воздержание от супружеского общения;
7) милостыня и др.
К епитимье нужно относиться как к воле Божьей, высказанной через священника, принимая ее к обязательному исполнению. Епитимья должна быть ограничена точными временными рамками (обычно 40 дней) и исполняться, по возможности, по твердому распорядку.
Если кающийся по тем или иным причинам не может исполнить епитимью, то он должен обратиться за благословением, как поступать в этом случае, к тому священнику, который ее наложил.
Если грех совершался против ближнего, то необходимое условие, которое должно быть соблюдено перед выполнением епитимьи - это примирение с тем, кого обидел кающийся.

Над человеком, исполнившим данную ему епитимью, священником, наложившим ее, должна быть прочитана особая разрешительная молитва, называемая молитвой над разрешаемым от запрещения.

Детская Исповедь
Согласно правилам Православной Церкви, дети должны начинать исповедоваться с семилетнего возраста, так как они к этому времени уже становятся способными отвечать пред Богом за свои поступки и бороться со своими грехами. В зависимости от степени развития ребенка, его можно приводить к Исповеди как немного раньше, так и немного позже указанного срока, посоветовавшись на данную тему со священником. Чинопоследование Исповеди для детей и подростков ничем не отличается от обычного, но священник, естественно, учитывает возраст приходящих к Таинству и делает определенные коррективы, общаясь с такими исповедниками.
Причащение детей и подростков, как и взрослых, должно совершаться натощак. Но если по состоянию здоровья ребенку необходимо принять пищу с утра, Причастие по благословению священника может быть ему преподано. Родителям лишь не следует сознательно и беспричинно нарушать правило о Причащении натощак, поскольку такими действиями можно оскорбить святость этого великого Таинства и оно будет "в суд и осуждение" (в первую очередь родителям, потворствующим беззаконию). Подросткам нельзя приходить к Исповеди с большим опозданием. Такое нарушение недопустимо и может привести к отказу причастить опоздавшего в случае неоднократного повторения этого согрешения.
Исповедь детей и подростков должна давать такие же плоды, как и при Покаянии взрослого человека: кающийся должен впредь не совершать исповеданные грехи или, по меньшей мере, всеми силами пытаться этого не делать. Кроме этого, ребенок должен стараться творить добрые дела, добровольно помогая родителям и близким, ухаживая за младшими братьями и сестрами.
Родители должны формировать сознательное отношение ребенка к Исповеди, исключая, по возможности, начетническое, потребительское отношение к ней и к своему Небесному Отцу. Категорически неприемлемым для взаимоотношений ребенка с Богом является принцип, выражаемый незамысловатой формулой: "Ты - мне, я - тебе". Ребенка нельзя призывать "угождать" Богу затем, чтобы получить от Него какие-то блага. Надо пробуждать в детской душе лучшие ее чувства: искреннюю любовь к Тому, кто достоин такой любви; преданность Ему; естественное отвращение ко всякой нечистоте.
Детям бывают свойственны порочные наклонности, которые необходимо искоренять. К ним относятся такие грехи, как издевательство и насмешки (особенно в компании сверстников) над слабыми и увечными; мелкая ложь, в которую может перерасти укоренившаяся привычка к пустым фантазиям; жестокость по отношению к животным; присвоение чужих вещей, кривляние, лень, грубость и сквернословие. Все это должно стать предметом пристального внимания родителей, которые призваны к каждодневному кропотливому труду воспитания маленького христианина.

Исповедь и Причащение тяжкоболящего на дому
В тот момент, когда жизнь православного христианина приближается к закату и он лежит на смертном одре, очень важно, чтобы родственники, несмотря на тяжкие обстоятельства, часто этому сопутствующие, смогли пригласить к нему священника для напутствования его в Жизнь Вечную. Если умирающий сможет принести последнее Покаяние и Господь даст ему возможность причаститься, то эта милость Божья сильно повлияет на его посмертную участь. Родственникам надо иметь это в виду не только тогда, когда больной - церковный человек, но и если умирающий всю свою жизнь был маловерующим.
Последняя болезнь сильно изменяет человека, и Господь может коснуться его сердца уже на смертном ложе. Иногда таким образом Христос призывает даже преступников и хулителей! Поэтому при малейшей возможности к этому, родственникам необходимо помочь болящему сделать этот шаг навстречу призывающему Христу и покаяться в совершенных прегрешениях.
Обычно священника вызывают на дом заблаговременно, обратившись "за свечной ящик", где должны записать координаты больного, назначив, если это возможно, сразу время будущего посещения. Больного надо психологически приготовить к приходу батюшки, настроить на подготовку к Исповеди, насколько это позволит его физическое состояние.
Когда священник придет, больному нужно, если есть на это силы, попросить у него благословение. Родные больного могут находиться у его постели и принимать участие в молитвах вплоть до начала Исповеди, когда они, естественно, должны будут удалиться. Но после прочтения разрешительной молитвы они могут вновь войти и молиться за причастника. Чин Исповеди больных на дому отличается от обычного и помещен в 14-й главе Требника под названием "Чин, егдá случится вскоре вельми больному дати причастие". Если больной знает наизусть молитвы ко Причащению и способен их повторять, то пусть делает это вслед за священником, читающим их отдельными фразами. Для принятия Святых Тайн больного надо устроить на кровати так, чтобы он не поперхнулся, лучше полулежа.
После Причастия больной, если может, сам читает благодарственные молитвы. Затем священник произносит отпýст и дает Крест для целования причастнику и всем присутствующим. Если у родных больного есть желание и если это позволяет состояние причастника, то они могут пригласить священника за стол и еще раз уяснить в беседе с ним, как необходимо вести себя у постели тяжкоболящего, что предпочтительно с ним обсуждать, как поддерживать его в этой ситуации.

Страсть как корень и причина греха
Страсть определяется, как сильная, стойкая, всеохватывающая эмоция, доминирующая над другими побуждениями человека и приводящая к сосредоточению на предмете страсти. Благодаря таким своим свойствам страсть становится источником и причиной греха в душе человека. Православная аскетика накопила многовековой опыт наблюдений и борьбы со страстями, который позволил свести их в четкие схемы. Первоисточником данных классификаций является схема преподобного Иоанна Кассиана Римлянина, которой следуют Евагрий, Нил Синайский, Ефрем Сирин, Иоанн Лествичник, Максим Исповедник и Григорий Палама.

Согласно вышеназванным учителям аскетики, греховных страстей, присущих человеческой душе - восемь.
1. Гордость.
2. Тщеславие.
3. Чревоугодие.
4. Блуд.
5. Сребролюбие.
6. Гнев.
7. Печаль.
8. Уныние.

Стадии постепенного образования страсти
1. Прилог или приражение (слав. приразитися - столкнуться с чем-либо) - греховные впечатления или представления, которые возникают в сознании помимо воли человека. Прилоги не считаются грехом и не вменяются в вину человеку, если человек не отвечает на них сочувствием.
2. Помыслом становится прилог, встретивший в душе человека сначала интерес, а потом сочувствие к себе. Это первая стадия развития страсти. Помысел рождается в человеке, когда его внимание становится благосклонно к прилогу. На этой стадии помысел вызывает чувство предвкушения будущего удовольствия. Святые отцы называют это сочетанием или собеседованием с помыслом.
3. Склонение к помыслу возникает тогда, когда помысел всецело овладевает сознанием человека и его внимание оказывается сосредоточено только на нем. Если человек усилием воли не может освободиться от греховного помысла, заменив его благим и богоугодным, то наступает следующая стадия, когда сама воля увлекается греховным помыслом и стремится к его осуществлению. Это означает, что грех в намерении уже совершен и остается только практически удовлетворить греховное пожелание.
4. Четвертая стадия развития страсти называется пленением, когда страстное влечение начинает господствовать над волей, постоянно увлекая душу к реализации греха.

Созревшая и укоренившаяся страсть является идолом, которому подверженный ей человек, часто не ведая этого, служит и поклоняется. Путь к освобождению от тирании страсти - искреннее покаяние и решимость исправить свою жизнь. Признак сформировавшихся в душе человека страстей - повторение почти на каждой Исповеди одних и тех же грехов. Если это происходит, значит в душе человека, сроднившегося со своей страстью, происходит процесс имитации борьбы с ней.

Авва Дорофей различает в человеке по отношению его к борьбе со страстью три состояния.
1. Когда он действует по страсти (приводя ее в исполнение).
2. Когда человек сопротивляется ей (не действуя по страсти, но и не отсекая, имея ее в себе).
3. Когда искореняет ее (подвизаясь и делая противное страсти).
Освобождаясь от страстей, человек должен приобретать противоположные им добродетели, иначе страсти, покинувшие было человека, обязательно вернутся.

Грехи
Грех - это нарушение христианского нравственного закона - такое его содержание отражено в Послании апостола Иоанна: Всякий, делающий грех, делает и беззаконие (1 Ин. 3; 4).
Самые серьезные грехи, приводящие при их нераскаянности к гибели человека, называются смертными. Их семь.
1. Гордость.
2. Чревоугодие.
3. Блуд.
4. Гнев.
5. Сребролюбие.
6. Печаль.
7. Уныние.
Грех - это реализация страсти в помыслах, словах и делах. Поэтому рассматривать его надо в диалектической связи со сформировавшейся или формирующейся в душе человека страстью. Все сказанное в главе, посвященной страстям, имеет прямое отношение к человеческим грехам, как бы обнажающим факт наличия страсти в душе согрешающего человека.

Грехи подразделяются на три категории, смотря по тому, против кого они совершаются.
1. Грехи против Бога.
2. Грехи против ближнего.
3. Грехи против самого себя.
Ниже приводится приблизительный, далеко не полный перечень этих грехов. Следует отметить, что весьма распространившаяся в последнее время тенденция видеть цель Покаяния в наиболее подробном словесном перечислении грехов противоречит духу Таинства и профанирует его. Поэтому заниматься начетничеством, выражающимся в еженедельном "исповедовании" бесчисленных грехов и прегрешений, не стоит. Жертва Богу - дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже (Пс. 50; 19), - говорит о смысле Покаяния богодухновенный пророк Давид. Относясь внимательно к движениям своей души и отмечая свою неправоту перед Господом в конкретных обстоятельствах жизни, нужно всегда помнить то, что стяжать в Таинстве Покаяния нужно "сокрушенное сердце", а не "многоглаголивый" язык.

Грехи против Бога
Гордыня; нарушение заповедей Божьих; неверие, маловерие и суеверие; неимение надежды на милосердие Божье; чрезмерное упование на милость Божью; лицемерное почитание Бога, формальное ему поклонение; кощунство; отсутствие любви и страха Божьего; неблагодарность Богу за все Его благодеяния, а также за скорби и болезни; хула и ропот на Господа; не исполнение данных Ему обетов; призывание Имени Божьего всуе (без необходимости); произнесение клятв с призыванием Его имени; впадение в прелесть.
Неблагоговение к иконам, мощам, святым, Священному Писанию и всякой иной святыне; чтение еретических книг, хранение их в доме; неблагоговейное отношение ко Кресту, крестному знамению, нательному кресту; боязнь исповедовать Православную веру; неисполнение молитвенного правила: утренних и вечерних молитв; опускание чтения Псалтири, Священного Писания, других Божественных книг; пропуски без уважительной причины воскресных и праздничных богослужений; пренебрежение к церковной службе; молитва без усердия и прилежания, рассеянная и формальная.
Разговоры, смех, хождение по храму во время церковной службы; невнимательность к чтению и пению; опоздания на службу и преждевременные выходы из храма; хождение в храм и касание его святынь в физической нечистоте.
Отсутствие усердия в покаянном делании, редкая Исповедь и сознательное утаивание грехов; Причащение без сердечного сокрушения и без должного приготовления, не примирившись с ближними, враждуя с ними.
Непослушание своему духовному отцу; осуждение священнослужителей и монашествующих; ропот и обида на них; непочитание праздников Божьих; суета в дни больших церковных праздников; нарушение постов и постоянных постных дней - среды и пятницы - в течение года.
Просмотр еретических телепередач; слушание неправославных проповедников, еретиков и сектантов; увлечение восточными религиями и вероучениями; обращение к экстрасенсам, астрологам, гадалкам, ворожеям, "бабкам", колдунам; занятия "черной и белой" магией, колдовством, гаданием, спиритизмом; суеверия: вера в сны и приметы; ношение "оберегов" и талисманов.
Мысли о самоубийстве и попытки покончить с собой.

Грехи против ближнего
Неимение любви к ближним и к своим врагам; непрощение их прегрешений; ненависть и зложелательство; ответ злом на зло; непочтительность к родителям; непочтительность к старшим и начальникам; убийство младенцев во чреве (аборты), советы совершать аборты своим знакомым; покушение на чужую жизнь и здоровье; нанесение телесных повреждений; грабеж; вымогательство; присвоение чужого имущества (в том числе, невозврат долгов).
Отказ в помощи слабому, угнетаемому, попавшему в беду; леность к работе и домашним обязанностям; неуважение чужого труда; немилосердие; скупость; невнимательность к заболевшим и к находящимся в стесненных жизненных обстоятельствах; опускание молитв за ближних и врагов; жестокость к животному и растительному миру, потребительское к ним отношение; прекословие и неуступчивость ближним; споры; заведомая ложь для "красного словца"; осуждение; злословие, пересуды и сплетни; разглашение чужих грехов; подслушивание чужих разговоров.
Нанесение обид и оскорблений; вражда с ближними и скандалы; проклятие окружающих, в том числе и собственных детей; дерзость и наглость в отношении с ближними; дурное воспитание детей, отсутствие старания насаждать в их сердца спасительные истины христианской веры; лицемерие, использование ближних в личных корыстных целях; гнев; подозрение ближних в неблаговидных поступках; обман и лжесвидетельство.
Соблазнительное поведение дома и на людях; желание прельщать и нравиться окружающим; ревность и зависть; сквернословие, пересказ неприличных историй, похабных анекдотов; умышленное и неумышленное (в качестве примера для подражания) развращение своими действиями окружающих; желание извлечь корысть из дружбы или иных близких взаимоотношений; измена; магические действия с целью навредить ближнему и его семье.

Грехи против самого себя
Уныние и отчаяние, возникающие вследствие развития тщеславия и гордости; высокомерие, самолюбие, самонадеянность, высокоумие; делание добрых дел напоказ; мысли о самоубийстве; плотские излишества: многоядение, сладкоядение, чревоугодие; злоупотребление телесным покоем и комфортом: многоспанием, ленью, вялостью, расслабленностью; пристрастие к определенному образу жизни, нежелание менять его ради помощи ближнему.
Пьянство, втягивание в эту порочную страсть непьющих, в том числе малолетних и больных; курение, наркомания, как разновидность самоубийства; игра в карты и другие азартные игры; ложь, зависть; любовь к земному и материальному больше чем к небесному и духовному.
Праздность, расточительство, привязанность к вещам; трата своего времени впустую; употребление дарованных Богом талантов не во благо; пристрастие к комфорту, стяжательство: собирание "на черный день" пищевых продуктов, одежды, обуви, мебели, драгоценностей и т. д.; пристрастие к роскоши; многозаботливость, суетность. Стремление к земным почестям и славе; "украшение" себя косметикой, татуировками, "пирсингом" и т.д. с целью прельстить.
Чувственные, похотливые помыслы; приверженность к соблазнительным зрелищам, разговорам; невоздержание душевных и телесных чувств, услаждение и медление в нечистых помыслах; сладострастие; нескромное воззрение на лиц противоположного пола; воспоминание с услаждением прежних своих плотских грехов; пристрастие к длительному просмотру телевизионных программ; просмотр порнографических фильмов, чтение порнографических книг и журналов; занятия сводничеством и проституцией; пение непристойных песен; непристойные танцы; осквернение во сне; блуд (вне брака) и прелюбодеяние (супружеская измена); вольное поведение с лицами противоположного пола; рукоблудие; нескромное воззрение на жен и юношей; невоздержание в супружеской жизни (во время поста, в субботние и воскресные дни, церковные праздники).

Чинопоследование Таинства Покаяния
Схема чинопоследования
Вынос Креста и Евангелия на аналой.
Увещание священника перед Исповедью.
Возглас: "Благословен Бог наш...".
"Обычное начало".
Чтение 50-го псалма.
Тропари.
"Господи, помилуй" (40 раз).
Молитва: "Боже, Спасителю наш, иже пророком Твоим Нафаном...".
Обращение священника: "Се, чадо...".
Чтение Символа Веры.
Вопросы исповеднику о согрешениях, личная исповедь.
Наставление не повторять грехи.
Молитва: "Господи Боже, спасения рабов Твоих...".
Тайносовершительная молитва: "Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами...".
"Достойно есть...".
"Слава, и ныне...".
Отпуст.
Наставления духовника кающемуся.
Назначение канона против согрешений.

Чинопоследование Таинства делится на две части. Первая часть совершается одновременно для всех исповедников, вторая - индивидуально для каждого кающегося.
Таинство начинается возгласом:
"Благословен Бог наш...".
Затем читается "обычное начало", Господи, помилуй (12 раз), "Слава, и ныне", "Приидите, поклонимся" (трижды).
После этого читается 50-й псалом.
Затем тропари: "Помилуй нас, Господи, помилуй нас", "Слава": "Господи, помилуй нас...", "И ныне"; "Милосердия двери отверзи нам...".
"Господи, помилуй" (40 раз).
Священник восклицает: "Господу помолимся!" и читает молитву: "Боже, Спасителю наш, иже пророком Твоим Нафаном...".

Все эти молитвословия являются подготовительными ко второй части чинопоследования - личной исповеди.
Первая часть последования заканчивается тем, что священник подходит к аналою и, встав лицом к кающимся, произносит: "Се, чадо, Христос невидимо стоит...". В этом обращении раскрывается, что священник, принимающий Исповедь, не является для исповедника простым собеседником, но представляет собой свидетеля таинственной беседы кающегося с Богом.

Вторая часть последования начинается совместным прочтением Символа веры и продолжается собеседованием священника с каждым исповедником отдельно.
Происходит это следующим образом: кающийся, подойдя к аналою, делает земной поклон перед лежащим на аналое крестом и Евангелием. Если исповедников много, этот поклон делается заранее. Во время собеседования священник и исповедник стоят у аналоя; или батюшка сидит, а кающийся стоит на коленях.
Ожидающим своей очереди ни в коем случае нельзя подходить близко к месту где совершается Исповедь, дабы исповедуемые грехи не были им слышны, и тайна не была бы нарушена. В этих же целях собеседование должно совершаться вполголоса.
Если исповедник является "новоначальным", то Исповедь может строиться так, как это отражено в Требнике: духовник задает кающемуся вопросы по списку. На практике, впрочем, перечисление грехов совершается в первой, общей, части Исповеди. Список грехов, перечисляемых при этом священником, дан сразу за этой главой.
Затем священник произносит "Завещание", в котором он призывает исповедника не повторять исповеданных им грехов. Впрочем текст "Завещания" в том виде, в котором он напечатан в Требнике, читается редко, большей частью священник просто дает исповеднику свои наставления. После того как Исповедь закончена, священник читает молитву "Господи Боже, спасения рабов Твоих...", которая предшествует тайносовершительной молитве Таинства Покаяния.
После этого исповедник становится на колени, и священник, накрыв ему голову епитрахилью, читает разрешительную молитву, содержащую тайносовершительную формулу:
"Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами Своего человеколюбия, да простит ти, чадо (имярек), вся согрешения твоя, и аз, недостойный иерей, властию Его мне данною, прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих, во Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь".
Затем священник осеняет главу исповедника крестным знамением.
После этого исповедник встает с колен и целует Святой крест и Евангелие. Если духовник считает невозможным отпустить исповеданные грехи ввиду их тяжести или других причин, то разрешительная молитва не читается и исповедник не допускается к Причастию. При этом может назначаться епитимья на определенный срок.
Затем читаются заключительные молитвословия "Достойно есть...", "Слава, и ныне..." и священник творит отпуст.
Заканчивается Исповедь наставлениями духовника кающемуся и назначением ему для чтения канона против его согрешений, если священник найдет в этом необходимость.

Перечень грехов, читаемый на Исповеди
1. Каюсь, что согрешил: несохранением своих обетов, данных мной при крещении, но во всем я солгал и преступил и непотребным себя соделал перед лицем Божиим.
Прости мя, Милосердный Господи (это прошение повторяется священником от лица исповедников после каждого "каюсь". Они же повторяют это "про себя").
2. Каюсь, что согрешил: маловерием, неверием, сомнением, колебанием в вере, от врага всеваемым против Бога и Святой Церкви, самомнением и вольным мнением, суеверием, гаданием, самонадеянностью, нерадением, отчаянием в своем спасении, надеждой на самого себя и на людей более, чем на Бога.
3. Каюсь, что согрешил: забвением о правосудии Божием, неимением достаточной преданности воле Божией. Непокорностью к действиям Промысла Божия, упорным желанием чтобы всё было по-моему, человекоугодием и пристрастной любовью к твари и вещам. Нестаранием раскрыть в себе полного познания Бога, воли Его, веры в Него, благоволения к Нему, страха перед Ним, надежды на Него и ревности о славе Его.
4. Каюсь, что согрешил: неблагодарностью к Господу Богу за все Его великие непрестанные благодеяния, в изобилии изливаемые на каждого из нас и в целом на весь человеческий род и непамятованием о них, ропотом на Бога, малодушием, унынием, ожесточением своего сердца, неимением к Нему любви, ниже страха и неисполнением святой воли Его.
5. Каюсь, что согрешил: порабощением себя страстям: сладострастию, корыстолюбию, гордости, самолюбию, тщеславию, честолюбию, любостяжанию, чревоугодию, лакомству, тайноядению, объядению, пьянству, пристрастию к играм, зрелищам и увеселениям.
6. Каюсь, что согрешил: божбой, неисполнением обетов, принуждением других к божбе и клятве, неблагоговением к святыне, хулой на Бога, на святых, на всякую святыню, кощунством, призыванием имени Божия всуе, в худых делах и желаниях.
7. Каюсь, что согрешил: непочитанием праздников Божиих, нехождением в храм Божий по лености и по нерадению, неблагоговейным стоянием в храме Божьем, разговорами, смехом, невниманием к чтению и пению, рассеянностью ума, блужданием мыслей, хождением по храму во время богослужения, преждевременными уходами из храма; в нечистоте приходил в храм и прикасался к святыням его.
8. Каюсь, что согрешил: нерадением к молитве, оставлением утренних и вечерних молитв, нехранением внимания во время молитвы, оставлением чтения Святого Евангелия, Псалтири и других Божественных книг.
9. Каюсь, что согрешил: утаиванием на Исповеди грехов, самооправданием в них и умалением их тяжести, покаянием без сердечного сокрушения и нестаранием о должном приготовлении к Причащению Святых Тайн Христовых, не примирившись со своими ближними приходил на Исповедь и в таком греховном состоянии дерзал приступить к Причастию.
10. Каюсь, что согрешил: нарушением постов и нехранением постных дней - среды и пятницы, невоздержанием в пище и питии, небрежным и неблагоговейным изображением на себе крестного знамения.
11. Каюсь, что согрешил: непослушанием, самонадеянностью, самонравием, самочинием, самооправданием, леностью к труду и недобросовестным исполнением порученных работ и дел по долгу службы.
12. Каюсь, что согрешил: непочитанием родителей своих и старших себя по возрасту, дерзостью, самонравием и непокорством.
13. Каюсь, что согрешил: неимением любви к ближнему, нетерпеливостью, обидчивостью, раздражительностью, гневом, причинением вреда ближнему, неуступчивостью, враждой, зло за зло воздаянием, непрощением обид, злопоменением, ревностью, завистью, зложелательством, мстительностью, осуждением, оклеветанием, лихоимством, несострадательностью к несчастным, немилосердием к бедным, скупостью, расточительностью, корыстолюбием, неверностью, несправедливостью, жестокосердием.
14. Каюсь, что согрешил: лукавством против ближних, обманом их, неискренностью в обращении с ними, подозрительностью, двоедушием, сплетнями, насмешками, остротами, ложью, лицемерным обращением с другими и лестью.
15. Каюсь, что согрешил: забвением о будущей вечной жизни, непамятованием о своей смерти и Страшном Суде, неразумной пристрастной привязанностью к земной жизни и ее удовольствиям.
16. Каюсь, что согрешил: невоздержанием своего языка, пустословием, празднословием, смехотворством, разглашением грехов и слабостей ближнего, соблазнительным поведением, вольностью, дерзостью.
17. Каюсь, что согрешил: невоздержанием своих душевных и телесных чувств, пристрастием, сладострастием, нескромным воззрением на лиц другого пола, вольным с ними обращением, блудом и прелюбодеянием и излишним щегольством с желанием нравиться и прельщать других.
18. Каюсь, что согрешил неимением прямодушия, искренности, простоты, верности, правдивости, уважительности, степенности, осторожности в словах, благоразумной молчаливости; согрешил неохранением и незащищением чести других; неимением: любви, воздержания, целомудрия, скромности в словах и поступках, чистоты сердца, нестяжательности, милосердия и смиренномудрия.
19. Каюсь, что согрешил унынием, печалью, зрением, слухом, вкусом, обонянием, осязанием, похотью, нечистотой и всеми моими чувствами, помышлениями, словами, желаниями, делами и в прочих моих грехах, которые из-за беспамятства своего я не помянул.
20. Каюсь, что прогневал Господа Бога нашего всеми своими грехами, искренно об этом жалею и желаю всевозможно воздерживаться от грехов моих. Господи Боже наш, со слезами молю Тебя, Спаса нашего, помоги мне утвердиться в святом намерении жить по-христиански, а исповеданные мною грехи прости, яко Благ и Человеколюбец.

Некоторые исповедующие священники добавляют в этот перечень те согрешения, которые "характерны" на сегодняшний момент и даже не всегда осознаются как грех. К примеру ими отмечаются такие беззакония, как обращение за помощью к врагу рода человеческого через его сознательных или несознательных служителей.
1. Обращение за помощью к оккультистам - экстрасенсам, "психотерапевтам", биоэнергетикам, бесконтактным массажистам, гипнотизерам, "народным" целителям, гадалкам, астрологам, колдунам, знахарям, парапсихологам; участие в сеансах кодирования, "приворота и отворота", снятия "порчи и сглаза", спиритизма и "расширения сознания"; выход в "астрал", контакты с НЛО, "инопланетянами" и "высшим разумом", подключения к "космическим энергиям".
2. Приверженность к различным оккультным учениям, теософии, "православному" буддизму, восточным культам, йоге, дианетике, рибёфингу, оккультным театральным "экспериментам", медитации, обливанию по системе Порфирия Иванова, уринотерапии и т.д.
3. Посещение протестантских "богослужений", участие в собраниях баптистов, мормонов, "свидетелей Иеговы", адвентистов и иных сект.

Такие добавления необходимы, поскольку неискушенный в религиозных вопросах человек, начавший по зову сердца свои духовные поиски, может столкнуться с духовностью совсем иного рода, источником которой являются инфернальные сферы. Конечно, указанный список отнюдь не исчерпывающ, поэтому человек, твердо решивший стать христианином не только по букве, но и по духу, должен поступать по слову апостола: Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире. Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире (1 Ин. 4; 1-3). Хотя надеяться только на собственные силы в этом делании просто опасно.
Поэтому на практике очень полезно советоваться по всем вопросам духовной жизни со священником православного храма. Регулярные посещения богослужений также очень способствует искоренению религиозного невежества. Известно, что многочисленные "харизматические" секты вербуют своих будущих адептов часто прямо на улице, обманывая их тем, что они, мол, тоже "православные" и зазывая их на какую-нибудь "вечерю любви", семинар, дискуссию и т.д. Исключить попадание в рабство к тому или иному гуру поможет твердое знание догматов православной веры и духовный опыт, приобретаемый только в стенах Церкви.

источник- http://www.bogoslovy.ru/tainstva4.htm

0

2

О чем нужно помнить, готовясь к исповеди
автор: Иерей Михаил Немнонов

«Исповедь — ключ от Царства Небесного», сказал один современный афонский подвижник. Нет других средств, кроме исповеди, чтобы избавиться от уже совершенных грехов. В ней же мы черпаем духовные силы, чтобы бороться с грехами и в будущем. Грех — это все, в чем мы разошлись с волей Божией в своих поступках, в словах и в мыслях. «Все мы, человеки, — пишет святитель Игнатий, — находимся больше или меньше в самообольщении, все обмануты, все носим обман в себе»[2].

Все мы, следовательно, должны измениться, — покаяться. «Покаяние» в буквальном смысле означает «изменение» души или, точнее, ума. Неверность Богу начинается в мыслях, и каждый наш грех в конечном итоге еще больше извращает наш ум. Но для того Бог и стал Человеком, чтобы спасти и обновить всего человека в каждом из нас — и ум, и душу, и тело. Когда мы каемся, наши усилия соединяются с Божией силой, — мы и сами стараемся быть Ему верными, и просим с полной верой о помощи, и получаем ее. Все решает не то, кем мы были до встречи с Ним. Важнее другое — есть ли в нас покаяние, то есть воля к тому, чтобы дать Богу место действовать в нас.

Исповедь — важнейшая часть покаяния. То, как мы исповедаемся, очень мало зависит от наших знаний, способностей или воспитания. Одним словом, беда не в том, что нас «не научили». Хорошая исповедь бывает у тех, кто действительно хочет расстаться с грехами, учили их этому или не учили. К сожалению, мы не всегда бываем упорны в этом желании. Кто-то удачно сравнил дух человека с пушинкой, — он легко поднимается ввысь, к небесам, но также легко опускается книзу. Иногда бывает трудно и думать об исповеди. Но, в каком бы мы ни были состоянии, то как мы исповедаемся, зависит от нас — не забыли ли мы, в чем смысл исповеди, и насколько серьезно к ней подготовились.

1. Должно быть исповедано все, в чем мы согрешили
Исповедь должна быть не только искренней, но и подробной.

А для этого нужно все обдумать и вспомнить заранее. Можно взять в помощь хорошую книгу, — например, «В помощь кающимся» св. Игнатия Брянчанинова, «Накануне исповеди» о. Григория Дьяченко или «Опыт построения исповеди» о. Иоанна (Крестьянкина). Это нужно, разумеется, не для того, чтобы читать эти книги вслух на исповеди или переписывать из них грехи слово в слово. Книга о подготовке к исповеди помогает увидеть и осознать грехи, которые мы позабыли, но она не заменяет собственных наших усилий.

Помогает готовиться к исповеди и рассказ о мытарствах блаженной Феодоры из жития преподобного Василия Нового. Напомню, что Феодора была благочестивой старицей, много лет усердно служившей святому Василию. Она давно овдовела и ее жизнь проходила в целомудрии и непрестанной молитве. В житии говорится, что Феодора с любовью принимала всех, кто приходил к святому, всех утешала, была милостива, боголюбива и исполнена духовной премудрости. Все обиды она терпеливо сносила, не гневаясь на своих недругов, скорбела о чужих бедах и всем старалась помочь. Порой она плакала о грехах своих целые ночи и напоследок, перед самой кончиной, приняла монашеский чин.

Позднее, спустя сорок дней после смерти, по молитвам св. Василия Феодора явилась ученику старца, Григорию, рассказав ему, с каким трудом она проходила мытарства.

Сперва ей пришлось дать ответ за грехи языка, — «всякое слово праздное, бранное, бесчинное, скверное»; за все легкомысленные слова, сказанные ею от юности — все, что она говорила неразумного и скверного, «в особенности — кощунственные и смехотворные речи», а также и за бесстыдные мирские песни, которые она пела когда-то. Ей представляли все это в подробностях, с указанием времени, места и лиц, перед которыми она грешила, напоминая грехи, совершенные в далеком прошлом, о которых она забыла и думать.

Затем нужно было ответить за всякую ложь, и здесь Феодора была обличена в двух вещах: в том, что она «иногда в некоторых малых вещах допускала себе лгать, не вменяя того в грех, а также и в том, что многократно, стыдясь грехов своих, приносила духовному отцу своему неполную исповедь». Здесь также испытывались грехи лжесвидетельства, нарушение клятв и призывание имени Божия всуе, которых, по милости Божией, Феодора не совершала.

Далее следовало мытарство осуждения и клеветы, где Феодора «увидела, сколь тяжек грех оклеветать кого-либо, обесславить, похулить, а также надсмеяться над чужими пороками, забывая о своих». «Если иногда, — говорила блаженная, — приходилось мне слышать, как кто-нибудь осуждал другого, я мало внимала осуждающему, и если прибавляла что от себя в этом разговоре, то только такое, что не могло послужить ближнему в вящшую обиду, да и тогда тотчас же останавливалась, зазирая себя за это немногое. Однако и такие провинности были истязателями поставлены во грех мне».

Следующим было мытарство чревоугодия. «Злые духи, обойдя нас, как псы, тотчас же выставили на вид все мои прошлые грехи чревоугодия, когда я предавалась излишеству в пище и питии и ела через силу и без всякой нужды, когда я, как свинья, приступала утром к еде без молитвы и крестного знамения, или же когда постом садилась за стол раньше, чем это дозволяли правила церковного устава. Представили они также чаши и сосуды, из коих я упивалась, предаваясь пьянству, и даже указывали число выпитых чаш, говоря: «Столько чаш испила она на таком-то пиру и с такими-то людьми; в другое же время и в другом месте столькими-то чашами упилась она до беспамятства; сверх того она столько-то раз пировала, предаваясь пляске и песням, и после таких пиров ее с трудом приводили домой; так она изнемогала от безмерного пьянства».

На пятом мытарстве испытывались грехи лености — дни и часы, проведенные в праздности. Здесь истязались те, кто, бездельничая, жил за счет других, те, кто не исполнял как следует дело, за которое получал плату, а также и те, кто ленился молиться и ходить к литургии и к иным службам Божиим. «Испытуется там, — как сказано в житии, — также уныние и небрежение о душе своей, и всякое проявление того и другого строго взыскивается, так что весьма многие люди мирского и духовного чина низвергаются с этого мытарства в пропасть».

Феодора едва миновала и это мытарство; впереди же было еще пятнадцать мытарств. Там испытывались грехи воровства, скупости и сребролюбия, беззаконная прибыль, неправда в суде и в весах, удержание платы, получение взяток, вражда, ненависть, зависть и гордость. Злые духи испытывали грехи самомнения и тщеславия (к числу которых святые отцы относят также любовь к красивым вещам и одеждам, желание блеснуть умом, знаниями или благочестием, человекоугодие и желание начальствовать и учить других), непочтение к родителям и ко всем, кто получил власть от Бога, грехи злобы, гнева и ярости, колдовства и убийства. Все их Феодора миновала почти беспрепятственно, так как из этих грехов в ней почти ничего не нашлось.

Далее путь лежал через мытарства блудных грехов, где истязались «всякое любодеяние, всякая блудная мысль и мечтание, а также страстные прикосновения и любострастные осязания; грехи живущих в супружестве и не соблюдающих супружеской верности; противоестественные грехи мужчин и женщин, мужеложство и скотоложство, кровосмешения и иные тайные грехи, о которых стыдно и вспоминать…» Невзирая на долгую благочестивую жизнь Феодоры, она была жестоко истязана в блудных делах своей юности, так как, стыдясь, не вполне искренно каялась пред своим духовным отцом в содеянных раньше грехах. Ей было указано, когда, где и с кем она грешила в своей прежней жизни. Кроме того, Феодора была виновна и в нарушении супружеской верности. Ангелы положили там все до последнего добрые дела Феодоры, и едва избавив ее от лютой беды, продолжили путь.

После блудных грехов испытывались грехи ереси — сомнения в вере и ее искажения, хула на святыню и другие, подобные этим. Наконец, последним было мытарство, «называемое мытарством жестокосердия. И если кто-нибудь, хотя и совершит многие подвиги, будет постоянно соблюдать посты и усердно молиться, а также сохранит неоскверненною чистоту свою, но при этом окажется немилостивым и затворит сердце свое для ближнего, тот низвергается оттуда в ад и заключается в бездне и таким образом сам остается лишенным милости». Во всем этом Феодора была неповинна и, после всех испытаний, она, наконец, вступила в Небесное Царство.

Казалось бы, большинству из нас невозможно пройти через мытарства. И все же, мы ответим на них не за все совершенные нами грехи, а лишь за грехи нераскаянные. «Владыки мои, — спросила Феодора у ангелов, ведших ее, — все ли христиане проходят эти мытарства, и нельзя ли человеку пройти их без всякого истязания и страшных мучений?» Святые ангелы ответили ей: «Иного пути, возводящего к небу, нет. Все идут этим путем, но не все подвергаются таким истязаниям, каким подверглась ты, но только подобные тебе грешники, которые несовершенную исповедь грехов своих совершали перед духовным отцом, стыдясь беззаконных дел своих и утаивая многие из них. Если же кто искренно и по правде, не утаивая ничего, исповедывает все дела свои и с сердечным сокрушением кается во всех соделанных им прегрешениях, то грехи такого человека, по милосердию Божию, невидимо изглаживаются, и когда душа его идет по мытарствам, воздушные истязатели, разогнув свои книги, не находят в них никаких рукописаний ее грехов и не могут сделать ей никакого зла, так что душа та беспрепятственно и в веселии восходит к престолу благодати. И ты, если бы сотворила совершенную исповедь и покаялась бы во всех грехах твоих, — не претерпела бы таких истязаний...»

2. Одни чувства без слов — это не покаяние
Сам яко Благ и Незлобивый Владыко, сия рабы Твоя словом разрешитися благоволи, — говорится в одной из молитв перед исповедью. Мы разрешаемся от грехов через слово, а не одними слезами и чувствами. Феодора при жизни горько плакала обо всех совершенных ею грехах, но за грехи не исповеданные она была жестоко истязана.

Плач о грехах заповедан нам Господом. Блаженны плачущие, ибо они утешатся(Мф. 5, 4). Но они утешатся не потому, что одних слез достаточно. Где боль о грехах, там и желание с ними расстаться. Вот почему истинный плач о грехах непременно научит разрешатися словом.

Чаще мы плачем о том, что нам самих себя очень жалко. Это не тот плач, в котором блаженство — он только мешает нам каяться. Чем больше мы любим самих себя, — тем наша исповедь бывает ущербнее. Мы на ней ищем выхода чувствам вместо того, чтобы каяться.

Если так, то первое, что нужно сделать, это взять себя в руки. От нас зависит, будем ли мы изливать вместо грехов свои чувства. Если же мы ими так увлеклись, что самих грехов почти и не помним, — вернемся домой, хорошо все вспомним, запишем для памяти, и уже после придем на исповедь, твердо зная, в чем будем каяться.

3. Можно помнить грехи и при плохой памяти
«Иногда, — пишет о. Александр Ельчанинов,— на исповеди ссылаются на слабую память, не дающую будто бы возможность вспомнить все грехи. Действительно, часто бывает, что мы легко забываем свои грехопадения, но происходит ли это только от слабой памяти? Ведь, например, случаи, особенно больно задевшие наше самолюбие, или, наоборот, польстившие нашему тщеславию, наши удачи, похвалы по нашему адресу мы помним долгие годы. Все, что производит на нас впечатление, мы долго и отчетливо помним, и если мы забываем наши грехи, то не значит ли это, что мы просто не придаем им серьезного значения?»[1]

Все дело — в желании. Многие хорошо исповедаются в пожилом возрасте и при довольно посредственной памяти. Другие и с куда лучшей памятью помнят всю свою жизнь, но не помнят грехов. От них мы слышим: «Согрешил делом, словом и помышлением, не знаю, что еще можно сказать...» Но к Причастию допускаются те, кто на исповеди действительно каялся. «Делом, словом и помышлением» — это не покаяние в конкретных грехах. Священник вынужден объяснять, что с такой исповедью не причащаются. Что же дальше? Иные уходят в обиде, но чаще мы сразу же слышим... нормальную исповедь. Что же случилось? Внезапно улучшилась память? Нет, возникло желание. Кто хочет вспомнить грехи, тот их вспомнит.

4. Чем меньше грубых грехов, тем глубже становится исповедь
Если грехи наиболее тяжкие уже исповеданы и не повторялись, — это только начало. Общий вес так называемых «мелких» грехов во много раз больше, чем у грехов смертных. Один большой камень легче сбросить с горы, чем мешок, наполненный мелкими камешками. Но и «невыносимое по своему свойству может сделаться легким, — говорит св. Иоанн Златоуст, —если мы примемся за него с охотою»[1]. Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11, 12). И если мы не разглядим в себе грехи малозаметные и не будем в них каяться, они отзовутся унынием, черствостью и затем приведут нас к новым падениям.

Что мы не совершаем грехов, которые позволяют себе другие — суть дела от этого не меняется: каждый ответит сам за себя. Кому больше дано, с того больше и спросится; кто действительно больше делает, тот лучше увидит, чего он не сделал или сделал не так. «Ни одна добродетель не выше покаяния, — пишет св. Исаак Сирин, — потому что дело покаяния никогда не может быть совершенно. Покаяние всегда прилично всем — грешникам и праведникам, — желающим улучить спасение. И нет предела усовершенствованию, потому что совершенство и самих совершенных есть подлинно несовершенно. Потому-то покаяние до самой смерти не определяется ни временем, ни делами...»

5. Лучшая подготовка – вспоминать каждый день понемногу
«Кто запрещает тебе самому, – говорит о. Иоанн (Крестьянкин), – внимательно подумать заранее о своей жизни, приготовляясь к Исповеди в течение нескольких дней говения, чтобы было, в чем каяться... Дома, пред Лицем Господа, надо продумать свою жизнь и именно свои частные нарушения воли Божией. Проверить себя: соответствует ли все мое поведение тому, что требует от меня Господь, как от христианина. Приучишь себя к такой проверке, тогда откроется тебе такая бездна грехов в твоей душе...»

Подробнее пишет об этом св. Феофан Затворник: «Войдемте же в себя самих, и начнем перебирать, что есть в нас. Вмешательство в это дело какого-либо стороннего лица неуместно и совсем невозможно. Войти в вас и разобрать дела вашей совести никто не может, кроме вас самих, и извольте это сделать... Чтобы хорошо себя рассмотреть, нужно обратить внимание на три стороны нашей деятельной жизни — на дела, единичные действия (мысли, слова, поступки), совершенные в определенном месте при определенных обстоятельствах; на сердечные расположения..., под делами скрытые, и на общий дух жизни».

Можно ли сделать все это за два-три часа перед исповедью?

Можно, но только в том случае, если мы уже приучили себя каждый день проверять свою совесть. Если же нет, начинать готовиться нужно заранее. Каждый из нас при желании может записывать грехи, совершенные им в течение дня — делом, словом или помышлением. Хорошо, если мы запишем их несколько, в крайнем случае — хотя бы один.

Дело, конечно, не в том, чтобы за месяц записать к исповеди ровно тридцать грехов. Наша задача шире и глубже — вспоминать все, чем мы согрешили. И если за несколько месяцев мы можем вспомнить лишь один-два греха, — это значит, что к исповеди мы еще не готовы.

источник - http://www.pravmir.ru/article_142.html

0

3

6. Нерегулярная исповедь не может быть полной
Чем дольше мы не исповедаемся, тем хуже помним грехи. Конечно, можно хорошо каяться и после больших перерывов, а у многих и самая первая исповедь была не только искренней, но и глубокой. Но трудно сохранить этот добрый настрой, если мы исповедаемся, когда придется.

В древности в монастырях иноки каялись перед духовниками по два раза в день. Конечно, то время нельзя сравнивать с нашим. Наше внутреннее устроение таково, что мы не готовы как следует исповедываться по два раза в день. Те, кто пытается это делать и утром, и вечером, и когда только могут («сходить что ли на исповедь...»), обычно впадают в расслабленность, и их покаяние превращается в сухое перечисление последних грехов.

Лучше всего готовятся те, кто приступает к исповеди не каждый день, но и не реже одного раза в месяц. Еще легче собраться с мыслями, если мы исповедаемся через 2 – 3 недели. Все зависит, конечно же, не от сроков, а от желания расстаться с грехами. Но при регулярной, внимательной исповеди это желание укрепляется.

7. Сначала о том, о чем тяжелее всего говорить
Аще что скрыеши от мене, — говорится в последовании Таинства исповеди, — сугуб грех имаши. «Сугуб» — значит «вдвойне»; утаенный грех становится еще тяжелее.

Все это знают, и все же часто приходится слышать: «Я уже столько-то лет исповедаюсь, но об этом грехе сказать не решался». Причины понятны. И стыдно — нам важно, как мы будем выглядеть перед священником, и жаль расставаться с «любимым» грехом. Понятны и следствия. Кто не хочет расстаться с грехами, тот в них и умрет, а тем, что мы не стыдились грешить, но стыдимся свои грехи исповедать, мы ввергаем себя в тоску, уныние и различные внешние скорби.

Один наш прихожанин старательно прятал наиболее стыдные для него грехи в самую середину исповеди (в конце ее он, правда, сам признавался в этом). Результат – прошло около года, и он вообще перестал исповедываться. С другой стороны, из людей, недавно пришедших в храм, остаются надолго именно те, кто на исповеди сразу начали с главного.

Чтобы случайно это главное не потерять, постарайтесь говорить прямо и как можно яснее.

Если мы исповедаемся в выражениях, которых никто, кроме нас, не поймет (к примеру, говоря о блудных грехах что-то вроде «согрешил невоздержанием»), это самообман, а не исповедь.

Иной раз бывают нужны и детали. Например, сказать «согрешил воровством», не сказав, что именно произошло – значит ничего не сказать. У одних «воровство» - это ластик, украденный в детстве у соседа по парте, у других – миллионы, нажитые обманом за чужой счет. И если мы опустили что-либо важное, без чего непонятно, в чем наша вина, нужно снова об этом сказать поточнее.

Наконец, и намеки — даже понятные («смотрел... не то, что нужно») — неуместны на исповеди. Потом сами же будете сомневаться, исповедали вы свой грех, или нет.

Одним словом, мы должны называть грехи на исповеди так же конкретно, как нам бы назвали их на Суде. Тогда на Суде и не придется их слушать. Как говорил один опытный духовник, тот будет прославлен у Бога, кто себя в полной мере обесславил перед священником.

8. Мы каемся перед Богом в грехах, а не в видах греха
Мы оскорбляем Бога грехами, а не тем, как они называются. Одни названия грехов и страстей («осуждением, нерадением, ложью...» — это самая примитивная исповедь; насколько она коротка и удобна, настолько же и далека от реальности. «Осуждение», «нерадение», «ложь» – слова слишком общие, и мы не можем выразить ими само то, в чем каемся. Например, кто-нибудь скажет: «согрешил осуждением», осудив своего ближнего в помыслах. Другой весь день обсуждал человека, который не угодил ему, со всеми знакомыми, и тоже скажет: «согрешил осуждением». Третий тем временем в глубокой истерике ссорился с теми, кто не поддержал его в его осуждении... Много ли общего при одном общем слове? Мы просим у Бога прощение на исповеди за поступки, слова и дурные помыслы. За них-то Он нас и прощает, но только когда мы в них исповедаемся. Прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих, — гласит разрешительная молитва. От всех исповеданных ними грехов, если, конечно, они были рассказаны.

Св. Феофан Затворник пишет об этом: «Замечаете также, что на исповеди читаете написанные в тетради грехи... Верно, вы пишете общие грехи, в которых кто не грешен? А вы записывайте дела. Например, не пишите: я вздорлива, а запишите дело, в котором обнаружилась вздорливость. Так, сестра сказала слово неприятное, я рассерчала и побранилась. Еще: приглянулось мне лицо одного человека, и впечатление это осталось (лиц не сказывать). Так и о всем».

9. Чем меньше лишних слов – тем лучше
Кто-нибудь спросит, — насколько исповедь должна быть подробной? Настолько, чтобы священник понял суть дела. И наоборот, все, что не помогает понять, в чем вы каетесь, будет излишним.

Многие, например, начинают словами: «Грешен во всем, не счесть моих грехов». Чаше всего затем выясняется, что самих грехов человек и не помнит, да и не собирался их вспоминать. Но если бы даже он дальше и каялся, — такое начало только мешает. Исповедник сбивает сам себя с толку, — ему кажется, что все уже сказано, а ведь по существу дела он еще ничего не сказал.

Иногда говорят и немного иначе: «Грешен всеми грехами, кроме такого-то», или «признаю за собой все грехи, упомянутые в молитвослове». Это — тоже не исповедь: наше дело конкретно сказать, в чем мы каемся, предоставив священнику самому разобраться, всеми ли мы согрешили грехами или в молитвослове есть и другие.

Долгая речь не всегда содержательна. Когда исповедь бывает затянута, это не значит, что мы лучше каемся. Скорее, мы просто хуже готовы или чересчур влюблены в себя. Обилие пауз и отступлений несет на себе печать эгоизма, а также неряшливого мышления. Нередко долгие повествования, если бы их произнести поживее, могли бы быть в несколько раз короче без всякого ущерба для содержания.

Кроме того, имеют значение далеко не все обстоятельства. Откуда мы шли и куда направлялись, какого точно числа все случилось, кто стоял рядом, что было вокруг, как звали людей, с кем мы вместе грешили, что мы сразу почувствовали и что думали позже, спустя день или два — все это только лишь отвлекает нас от тех самых грехов, в которых мы каемся.

Если вы сочли нужным написать свою исповедь, чтобы священник сам ее прочитал, пожалуйста, помните, что вы пишете именно исповедь, а не что-либо другое. Не надо писать автобиографию. Не надо под видом исповеди изливать свои чувства — это разные вещи. Если у вас в мыслях путаница — разберитесь в них, а уже после пишите. Не пишите вперемешку с грехами молитвы собственного сочинения. Не пишите о том, как вам надо было поступить, — пишите только грехи.

Если вспомнилось только два-три греха, подумайте, в чем вы еще согрешили. Если же вышло больше двух-трех листов средним почерком, просмотрите их снова и уберите все лишнее.

Чем ваша исповедь будет короче при том же содержании, тем будет лучше, — и для тех, кто за вами ждет своей очереди, и для священника, и, конечно, для вас. Вы не похороните свое покаяние в отступлениях и ненужных деталях.

10. Рассуждения о грехах тоже излишни
«А значит, во мне действует такая-то страсть»; «а значит, ей содействует то и другое», «а значит, она во мне только усилилась», «а значит, во мне есть и такой-то грех...» Это — тоже крайность. Так бывает, когда мы все обдумали, но при этом не каемся, а философствуем. А между тем, просить прощения и рассуждать — далеко не одно и то же. Если нас кто-то обидел и говорит: «Прости меня, я виноват», — это одно. И совсем другое, если мы слышим: «Прости, значит, во мне действует страсть гордыни и ненависти, и из этого так же следует, что во мне есть грехи неприязни и осуждения...» И неуместно, и к тому же здесь проглядывает скрытая гордость. Рассуждая вместо того, чтобы каяться, мы ставим себя несколько выше, чем следует ставить себя человеку, который просит прощения в грехах. А когда мы приходим на исповедь в уповании на милость Божию и сознавая, что мы без Бога — ничто, мы будем каяться без рассуждений и без всяких «а значит».

«Не советовал бы я вам, — пишет святитель Игнатий Брянчанинов, — входить в подробное и тонкое разбирательство грехов и греховных качеств ваших. Соберите их все в один сосуд покаяния и ввергните в бездну милосердия Божия. Тонкое разбирательство грехов своих нейдет человеку, ведущему светскую жизнь: оно будет только ввергать его в уныние, недоумение, смущение... Грехи, соделанные словом, делом, сложением помышлений, должно сказать на исповеди отцу духовному, а в тонкое разбирательство духовных качеств, повторяю, не должно светскому человеку пускаться: это ловушка, ставимая ловителем душ наших. Познается же она по производству в нас смущения и уныния, хотя по наружности и облечена в благовидность добра»[

11. Ни в чем себя не оправдывать
Самооправдание — первый враг исповеди. Оно страшнее, чем страх перед тем, что священник плохо о вас подумает. В нем больше лукавства, чем в утаивании грехов от стыда. Мы не будем долго скрывать грехи, хорошо нами осознанные. Когда-нибудь явится здравая мысль: ведь если речь идет о жизни и смерти, — какая разница, как мы будем выглядеть? Явится — и приведет нас на исповедь вместе с утаенными прежде грехами.

Хуже, если грех нами скрыт еще прежде исповеди от самих себя. «Я потому, — говорят, — в этом не исповедался, что не осознал это как грех». Чаще всего это ложь; было бы честнее сказать: «Не исповедался, потому что сознательно уговорил себя не считать это грехом». Можно сделать это по-разному: «А кто этим не грешен?» «А что тут такого?» «А где в Евангелии прямо сказано, что так нельзя поступать?» «А как можно было поступить иначе при таких обстоятельствах?» Бывает, человеку указывают на грехи его ближние, но узнаем мы это от ближних, а не от самого исповедника. Бывает, что он и сам перед теми же ближними нехотя признается в грехах, в которых на исповеди все же не кается... Причем, это случается также и с теми, кто исповедуется подолгу и часто.

И не удивительно. «Тайна подлинного покаяния не исчерпывается знанием соответствующей литературы и сухим перечислением своих грехов. Она, эта тайна, совершается глубоко в сердце кающегося...». Что совершается в сердце гордого человека, который перед Крестом и Евангелием извивается, подобно ужу, чтобы в своих глазах остаться хорошеньким? Что привело его к исповеди — желание очистить себя от грехов или избавиться от неприятного чувства, которое после грехов осталось?

Не могу забыть слов одного пожилого священника, сказанных им перед исповедью. Это было давно, много лет назад, в один из тех дней, когда все причащаются — в Великий Четверг или в Сочельник. Я тогда только начинал ходить в храм, и этот простой и короткий рассказ хорошо мне запомнился. После вечерней службы в храме перед тем, как все начали исповедываться, он говорил: «Однажды ко мне пришли на исповедь два человека. Один из них начал каяться, но только я никак не мог понять, что же случилось. Он сначала сказал, что что-то украл. Потом стало у него получаться, что он то ли крал, то ли не крал. И мне стало как-то не по себе. Он все время пытался найти что-то такое, что его бы оправдывало.

Потом подошел другой и прямо говорит: «Я украл». И мне стало легко и радостно, что человек изжил этот грех и хотел полностью от него избавиться...»

Я не думал тогда, что и самому придется испытывать подобные чувства. Когда слышишь что-то вроде «я виноват, но так получилось, потому что...», и правда становится не по себе. Человек лишает себя плодов исповеди, потому что не будет осужден за грехи только тот, кто в них сам себя осудил.

Берите на себя всю вину и ответственность за все, в чем вы каетесь. Тогда что бы вы ни натворили, как бы тяжки ни были ваши грехи, не только вы сами их оставите с радостью, — за вас будет радоваться и священник. Но и это не главное: Сказываю вам, — говорит Господь, — что на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, чем о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии (Лк. 15, 7).

12. Без реальных усилий все будет бездейственно
До сих пор мы говорили о самой исповеди И все же честная, собранная и подробная исповедь — это только лишь часть покаяния. Другая часть заключается в желании исправить и самое дело.

Если дела уже неисправимы — в любом случае должно быть изжито то внутреннее устроение, которое к ним привело. Его не исправить без исповеди, но и не исправить одной только исповедью: покаяние — «изменение» — будь то ума, души или сердца, должно затронуть и дела человека — оно должно стать изменением жизни.

Именно этот призыв заключен в словах: покайтесь, приблизилось Царство Небесное (Мф. 3, 2). Первым их произнес св. Иоанн Предтеча, посланный, чтобы приготовить путь Господу (Мф. 3, 3). Его проповедь приводила к тому, что Иерусалим и вся Иудея... выходили к нему и крестились.., исповедуя грехи свои (Мф. 3, 5–6). Что же дальше? Предтеча указывал им, что одного этого недостаточно: сотворите достойные плоды покаяния (Лк. 3, 8). Народ это понял и спрашивал: Учитель! Что нам делать? (Лк. 3, 12) И он объяснял каждому, что надо делать, чтобы жить по Истине и не грешить дальше.

Сам Спаситель учил словами: Покайтесь, приблизилось Царство Небесное (Мф. 4, 17), добавляя: покайтесь и веруйте в Евангелие (Мк. 1, 15). Евангелие и говорит, что нам делать — как устроить и жизнь, и свой внутренний мир. Несколько позже Христос укорял города, в которых наиболее явлено было сил Его, за то, что они не покаялись (Мф. 11, 20). Он предупреждал их, что Содому, Гоморре и другим городам, жестоко наказанным за беззакония, в день суда будет легче, чем им — тем, кто слышал Христа, но не покаялся. Как не покаялся — не исповедался? Скорее — не собирался менять своих дел.

Апостол Павел всей земле проповедывал, чтобы они покаялись и обратились к Богу, делая дела, достойные покаяния (Деян. 26, 20). Он убеждает Тимофея с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины, чтобы они освободились от сети диавола, который уловил их в свою волю (2 Тим. 2, 25–26). Могли ли они освободиться от диавольской сети одной только исповедью, хотя бы и искренней?

Вера без дел мертва (Иак. 2, 17); мертва без дел и исповедь. Уничтожим, выбросим из своей жизни все, в чем мы каемся, — и оживет наша вера, и мы оживем. И будет, что всякий верующий... не постыдится (Рим. 9, 33).

Заключение
Нет таких состояний души, когда невозможно покаяться. Правда, бывает, что мы не хотим каяться, но не хотим и не можем — два разных явления. Неверие в Бога всегда добровольно, как и нежелание к Нему обращаться. Нас не научили? Но только ли этому? Или все, что мы знаем, умеем и любим, было кем-то специально привито извне? Нежелание помнить и видеть грехи, нежелание жить в согласии с Истиной — все это, конечно, мешает нам каяться. Только здесь дело не в невозможности, но в нашей глубокой, сильной и нежной самовлюбленности — а она добровольна.

И все же путь к Богу остается открыт. Весь Новый Завет пронизан надеждой — надеждой Того, Кто всех нас создал, что кто-то из созданных выберет лучшее. Ограничимся только одним примером. Среди всех новозаветных Писаний нераскаянность мира ярче всего видна в Апокалипсисе, но и там эта надежда открывается нам с самых первых страниц.

Все толкователи сходятся в том, что послание к семи Асийским Церквам во второй и третьей главе Апокалипсиса адресовано ко всей полноте Церкви, — к совокупности всех Православных Церквей, как в пространстве, так и во времени, от апостолов и до конца мира. Таким образом, каждая из семи Церквей в тех чертах, которые ей были присущи, служит также и символом схожих с ней в жизни христианских общин разных мест и времен.

Первую из них, Церковь Ефесскую, Господь сперва хвалит за веру и твердость. Ты много переносил, – говорит Он ангелу этой Церкви, – и имеешь терпение, и для имени Моего трудился и не изнемогал. Ее же первую Он зовет к покаянию: Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою (то есть ту первую любовь к Богу и к ближнему, которая была незаметно утрачена при всех добрых и славных делах). Итак, вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься (Откр. 2, 3–5).

Смирнской Церкви не сказано о покаянии, поскольку она в нем уже пребывает. Ее члены вместе с апостолом Павлом могут сказать о себе: я – ничто (2 Кор. 12, 11), и при этом делают все, чтобы спасти свою душу. Знаю твои дела, — говорит Господь каждому из них, — и скорбь, и нищету (впрочем ты богат)... Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни (Откр. 2, 9–10). Что же, нищие духом недаром блаженны — Царство Небесное принадлежит им не только там, но и здесь (Мф. 5, 3).

Третья Церковь — Пергамская. Как и другие, она имеет немало достоинств: Знаю твои дела, и что ты живешь там, где престол сатаны, и что содержишь имя Мое и не отрекся от веры Моей... Но имею немного против тебя... у тебя есть держащиеся учения Николаитов, которое Я ненавижу. Видимо, многие здесь впали в ересь, другие же к ней отнеслись равнодушно. В Церкви страдает ли один член, страдают с ним и все члены (1 Кор. 12, 26) — болезнь, которой явно страдают не все, касается все-таки всех ее членов. В Пергаме (как, впрочем, и не только в Пергаме) Господь ждет, что каяться будет вся Церковь, а не только лишь те, кто сильнее виновен: Покайся; а если не так, скоро приду к тебе и сражусь с ними мечом уст Моих (Откр. 2, 13–16).

Далее следует Фиатирская Церковь: Знаю твои дела, и любовь, и служение, и веру, и терпение твое, и то, что последние дела твои больше первых... Однако и здесь не без искушений: Ты попускаешь жене Иезавели, называющей себя пророчицею, учить и вводить в заблуждение рабов Моих, любодействовать и есть идоложертвенное. Ересь, разврат и язычество в Церкви... Я дал ей время покаяться в любодеянии... Вот, Я повергаю... любодействующих с нею в великую скорбь, если не покаются в делах своих. И детей ее поражу смертью, и уразумеют все церкви, что Я есмь испытующий сердца и внутренности; и воздам каждому из вас по делам вашим (Откр. 2, 19–23). А если покаются? Тогда будет иначе: Кто побеждает и соблюдает дела Мои до конца, тому дам власть над язычниками... и дам ему звезду утреннюю (Откр. 2, 26, 28) – ему будет дано просвещать светом веры таких же далеких от Бога людей, каким был он сам.

В Церкви Сардийской нашлось мало доброго: Знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв... Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны пред Богом... Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся. Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя. Впрочем у тебя в Сардисе есть несколько человек, которые не осквернили одежд своих, и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны (Откр, 3, 1–4). Легко ли им было? За одно то, что они сохранили живую веру вопреки общей мертвенности, им дано то же, что и христианам других Православных Церквей и эпох.

Филадельфийскую Церковь, так же как и Смирнскую, Господь к покаянию не призывает. Эта Церковь, в отличие от пяти остальных, и так уже пребывает в нем. Знаю твои дела... ты не много имеешь силы, и сохранил слово Мое, и не отрекся имени Моего (Откр. 3, 8). То же сознание своей немощи и упование на Бога, та же несокрушимая решимость быть верным Ему до конца. Но Господь, видя эту решимость и верность в смирении, не требует от этой Церкви особенных подвигов: И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле. Се, гряду скоро; держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего (Откр. 3, 10–11).

Последняя Церковь — Лаодикийская — производит самое жалкое впечатление: Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Но к этой же Церкви Господь обращает самое трогательное увещание: Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся. Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною (Откр. 3, 15–16, 19–20).

Можно ли не холодному и не горячему все же стать ревностным и покаяться? Се, стою у двери и стучу... Если так — значит, видимо, можно. Откликнемся ли мы на эти слова, отворим ли Ему, осознав, отвергнув и исповедав наши грехи — все то, что разделяет нас с Ним? Тогда и на нас сбудется обетование: Если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним. И еще: Се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь. (Мф. 28, 20)

Нет такого греха, который не будет прощен, если мы будем в нем каяться. Ключ от Царства Небесного у нас в руках: сумеем ли, или вернее — захотим ли мы им воспользоваться?

Милосердный Господь да сподобит нас принести Ему покаяние искреннее и нелицемерное...

Книга издана в 2003, 2004 и 2005 гг. Издательским Советом Русской Православной Церкви по благословению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II.

источник - http://www.pravmir.ru/article_142.html

0

4

Что такое покаяние?

Беззаконие мое аз возвещу и попекуся о гресе моем.
(Пс. 37, 19).

Мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли... помяни меня, Господи, когда придешь в Царствие Твое!
(Лк. 23. 41-42).

«Покаяние» – это славянский перевод греческого слова «метанойя», буквально означающего «перемена ума», «перемена образа мыслей».
Епископ Иларион (Алфеев) (XX-XXI вв.).

Раскаяние есть возвращение, путем подвижнической жизни и трудов, из противоестественного состояния в состояние естественное и от дьявола к Богу.
Преподобный Иоанн Дамаскин (VII-VIII вв.).

Что такое покаяние? Оставление прежнего и печаль о нем.

Покаяние есть дверь милости, отверстая усильно ищущим его. Этой дверью входим в Божию милость; кроме этого входа не обретем милости.
Преподобный Исаак Сирин. (VII век).

Покаяние – это жалость и болезнь о грехах, содеянных после крещения, которые чрез нелицемерное и истинное исповедание и сокрушение сердца, чрез иерейское разрешение отпускаются.
Святитель Тихон Задонский (1724-1783).

Ему не нужны дары; некому взять их и остановить тебя; прямо вхлдишь к самому царю, и Он принимает тебя, потому что Непамятозлобив, Человеколюбив и сожалеет о бедствиях человеческих (Иоил. 2, 13)... Прежде нежели скажешь что-нибудь, неважное или важное, Он предвидит, о чем будешь говорить. И прежде нежели отверзешь уста свои, наперед знает, что у тебя в сердце. Не колеблись и не скрывай своего недуга.
Преподобный Ефрем Сирин (IV век).

Дело покаяния совершается тремя добродетелями: 1) очищением помыслов; 2) непрестанной молитвой; 3) терпением постигающих нас скорбей.
Преподобный Макарий Великий (IV век).

Господь наш Иисус Христос, ведая злобу демонов, которою они заразились против человека с самого сотворения его, приложил к дару крещения дар покаяния, действующий до последнего издыхания нашего. Если бы не было покаяния, не было бы и спасающихся.

Святый Дух научает нас удалиться от греха и более не впадать в него. В этом состоит покаяние.

Если бы не было покаяния, то не было бы спасающихся.
Преподобный Исаия (IV век).

Каяться – значит в сердце чувствовать ложь, безумие, виновность грехов своих, – значит сознавать, что оскорбили ими своего Творца, Господа, Отца и благодетеля, бесконечно святого и бесконечно гнушающегося грехом, – значит всею душою желать исправления и заглаждения их.
Св. праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908).

Когда раб возложит укоризну на себя и скажет: "я согрешил", немедленно господин его милует его.
Авва Моисей, из "Отечника".

Осознание греха перед Богом, — т. е. не просто: что-то я не то сделал, а именно перед Богом. Это предполагает, во-первых, веру, а во-вторых, обязательно личное отношение с Богом, связь с Ним, богообщение. И это осознание — не протоколирование какого-то формального нарушения, а живое чувство того, что то, что я сделал, неприятно Богу моему, я этим огорчил, обидел, оскорбил Бога. Покаяние — не копание в себе и не холодный самоотчет, а живое ощущение, что грех разлучил меня с Богом.
Игумен Петр (Мещеринов) (XX-XXI вв.).

Покаяние имеет великую силу, оно может человека, сильно погрузившегося в грехи, освободить от бремени грехов и поставить в безопасности, хотя бы он достиг самой глубины зла... Врачевство покаяния состоит в осознании своих грехов и исповедании их.
Если ты будешь исповедовать грехи, как должно, то душа смирится, ибо совесть, терзая ее, делает душу смиренною.

…Диавол, зная, что исповедание греха есть избавление от греха, склоняет душу к бесстыдному упорству. Но ты, возлюбленный, когда согрешишь, говори: я согрешил. Нет ничего справедливее такого оправдания. Таким образом ты умилостивишь Бога; таким образом и сам себя сделаешь более медленным на те же грехи... Ни у кого из согрешивших не бывает недостатка в бесстыдных оправданиях. Человекоубийца может сослаться на свою раздражительность, вор на бедность, прелюбодей на похоть, иной на власть; но все это – предлоги неосновательные, не представляющие никакой уважительной причины. Не от них происходят грехи, но от воли согрешающих.

Бог требует от тебя признания не для того, чтобы наказать, но, чтобы простить; не для того, чтобы Ему узнать грех твой: разве Он и без этого не знает? Но для того, чтобы ты узнал, какой долг Он прощает тебе. Хочет Он показать тебе великость Своей благости для того, чтобы ты непрестанно благодарил Его, чтобы был медлительнее на грех, ревностнее к добродетели.

Блаженный Давид был царь, и однако говорил:измыю на всякую нощь ложе мое (Пс. 6, 7); ни багряница, ни диадема нисколько не причиняли ему вреда и не возбуждали в нем гордости; потому что он сознавал, что он человек; он имел сердце сокрушенное, потому и плакал. Что такое дела человеческие? Пепел и пыль, прах пред лицом ветра, дым и тень, лист и цвет, уносимые ветром, сон, мечта и баснь, пустое колебание воздуха, легко возбуждаемое, перо возметаемое, течение непостоянное...

Когда согрешишь, плачь и стенай не о том, что будешь наказан, ибо это ничего не значит; но о том, что ты оскорбил своего Владыку, Который столь кроток, столько тебя любит, столько заботится о твоем спасении, что и Сына Своего предал за тебя. Вот о чем ты должен плакать и стенать, и плакать непрестанно. Ибо в сем состоит исповедание. Не будь же ныне весел, завтра печален, потом опять весел. Напротив - непрестанно плачь и сокрушайся.
Святитель Иоанн Златоуст (IV-V век).

Прежде чем у Господа просить прощения, надо самой простить. Так сказано в молитве Господней.

Покаяние требует отрешения от пристрастий и рассеянности. Мнимо-благодатное спокойствие есть самообольщение. Без покаяния и плача и внимательная жизнь не приносит плода благого. Необходимо внимать себе, необходимо болезнование сердца и сокрушение.
Преподобный Никон Оптинский (1888-1931).

Покаяние есть завет с Богом об исправлении жизни. Покаяние есть купля смирения. Покаяние есть помысл самоосуждения и попечение о себе, свободное от внешних попечений. Покаяние есть дщерь надежды и отвержение отчаяния... Покаяние есть примирение с Господом через совершение благих дел, противных прежним грехам. Покаяние есть очищение совести. Покаяние есть добровольное терпение всего скорбного.

Покаяние есть бесскорбное отвержение всякого утешения телесного.

Воздыхания наши и сетования вопиют ко Господу; слезы, происходящие от страха, ходатайствуют о нас; а те, которые от всесвятой любви, являют нам, что моление наше принято.

Плачущим неприлично богословствовать; ибо этим истребляются их слезы.

Рукою смирения отвергай приходящую радость, как недостойный ее, чтобы не обольститься ею, и не принять волка вместо пастыря.

С богоугодным плачем часто сплетается гнуснейшая слеза тщеславия; и сие на опыте благочестно узнаем, когда увидим, что мы плачем и предаемся гневливости.

Ничто так не противно кающимся, как смущение от раздражительности, потому что покаяние требует великого смирения, а раздражительность есть знак великого возношения.

Кто содержит в сердце памятозлобие и думает, что он творит покаяние, тот подобен человеку, которому во сне представляется, что он бежит.
Преподобный Иоанн Лествичник (VI-VII век).

Человеку свойственно падать, а дьяволу - не каяться.
Схиигумен Иоанн (Алексеев) (1873-1958).

У Бога всемогущество с правдой, милость с мерой и весом – поэтому не может Бог помиловать того, кто не кается, ни дать тому, кто не просит, не ищет и сам не милует другого.
Преподобный Симеон Новый Богослов (†1021).

Просмотри всякий жизнь свою, все нечистое в ней вымой слезами покаяния и потом, до положения живота, стой твердо в трудах доброделания и очищай сердце от худых помыслов и страстей.
Святитель Феофан, Затворник Вышенский (1815-1894).

В покаянии совмещаются все заповеди Божии. Покаяние есть сознание своего падения, соделавшего естество человеческое непотребным, оскверненным, и потому постоянно нуждающимся в Искупителе.

Спаситель говорил не раз: Шедше, научитеся, что есть, милости хощу, а не жертвы (Матф. 9, 13). Это значит: Господь, умилосердившись над падшими и погибшими человеками, всем даровал покаяние в единственное средство к спасению, потому что все объяты падением и погибелью. Он не взыскивает, даже не желает от них жертв, к которым они не способны, а желает, чтобы они умилосердились над собою, сознали свое бедствие, освободились от него покаянием. К упомянутым словам Господь присовокупил страшные слова: не приидох, - сказал Он, - призвати праведники, но грешники на покаяние. Кто названы праведниками? те несчастные, слепотствующие грешники, которые, будучи обмануты самомнением, не находят покаяние существенно нужным для себя, и потому, или отвергают его, или небрегут о нем.

Отвергните от себя не только явные грехи – убийство, грабительство, блуд, клевету, ложь, но и пагубные развлечения, и наслаждения плотские, и мечтания преступные, и помышления беззаконные – все, все воспрещаемое Евангелием. Прежнюю греховную жизнь омойте слезами искреннего раскаяния.

Укоряйте себя, укоряйте свое немощное произволение... В обвинении себя найдете утешение. Обвините себя и осудите себя, а Бог вас оправдает и помилует...
Святитель Игнатий Брянчанинов (1807-1867).

Научиться правильному покаянному настрою души можно или, так сказать, из рук в руки, то есть – найти такого смиренного наставника, который сам имел бы в себе тот сокрушенный и покаянный дух, и от него прямо перенять это глубокое, спасительное, живящее воздыхание о бедной, падшей душе нашей, а вместе с тем и радостное упование на неизреченное милосердие Божие; или же, если не повстречается таковой учитель, то можно, но уже сложнее, научиться этому духу внимательно читая святых отцов Церкви, особенно стараясь перенять у них эту науку…

Архимандрит Лазарь (Абашидзе) (XX век).

…Признаком сознания своих грехов и покаяния в них является неосуждение ближних.
Игумен Никон (Воробьев) (1894-1963).

0

5

http://www.nsad.ru/articles/tainstvo-ispovedi - интересная статья

0


Вы здесь » Православный Волгоград » Богослужения и Таинства » Таинство Покаяния


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC